• Приглашаем посетить наш сайт
    Татищев (tatischev.lit-info.ru)
  • Медведь-рыбак.

    Медведь-рыбак.

     

    Чарушин Евгений Иванович. Медведь-рыбак. - М.: Издательство "Малыш", 1981.

    В прошлом году я всю зиму жил на Камчатке. А ведь это самый край нашей Родины. Там я и весну встречал. Интересно начинается камчатская весна, не по-нашему.

    Как побегут ручьи, как вскроются камчатские речки, прилетает из Индии красный воробей-чечевица и везде поёт свою песню чистым, флейтовым свистом:

    Чавычу видел?

    Чавычу видел?

    Чавычу видел?

    А чавыча — это такая рыба лососёвой породы. И тут-то начинается самое интересное в камчатской весне.

    В это самое время вся рыба из океана заходит в речки, в ручьи, чтобы в самых истоках, в проточной пресной воде метать икру.

    Идёт рыба табунами, косяками, стаями; рыбы лезут, торопятся, толкаются, — видно, тяжело им: животы у них раздуты, полны икрой или молоками. Иногда они плывут так густо, что нижние по дну ползут, а верхних из воды выпирает.

    Ох, как много идёт рыбы!

    А говорят, в старину, когда на Камчатке было совсем мало людей, рыба шла ещё гуще. В старинных записях так и сказано, что весло в реках стояло и против течения шло «попом».

    Все радуются, галдят. И тоже спрашивают друг друга:

    Чавычу видел?

    Чавычу видел?

    Чавычу видел?

    А она изредка проплывёт — эта чавыча — огромный, драгоценный лосось.

    Плывёт она по дну среди мелкой рыбы — горбуши. Будто свинья с поросятами по двору проходит.

    А через несколько дней вся эта рыба сваливается обратно, в солёную воду. Только уж не косяками, не табунами плывёт она, а вразброд, каждая по-своему. Кто — хвостом вперёд, а кого и по дну катит и выкатывает на берег, как гнилое полешко. Вся рыба еле живая, больная, «снулая». Выметала она икру и обессилела.

    И теперь уже по всей Камчатке другие рыбаки орудуют. Кто каркает, кто крякает, кто рычит, кто мяучит.

    Дикие рыбаки рыбачат.

    Пойду-ка, думаю, в лес, отдохну, да и посмотрю лесных рыбаков. Как-то они с делом справляются. И ушёл далеко-далеко от селения.

    * * *

    Хорошо весной в лесу! Берёзы распускают свои клейкие листья, стоят прозрачные, будто не деревья, а дымок зелёный. Среди них темнеют плотные ели и высокий можжевельник.

    Воздух чистый, лёгкий, еловой смолой пахнет, молодым листом, прелой землёй.

    И хор птичий… И флейта поёт, и трель рассыпается, и чеканье, и посвисты.

    Солнце печёт вовсю. А тень ещё холодная.

    Я подошёл к берегу речки, притаился и сразу увидел рыбака.

    Ай да мужик-богатырь! Ростом с воробья. Рыба его в тридцать раз больше.

    Это голоногий куличишка рыбачит. Вокруг рыбы бегает, суетится, суетится, клюёт. А рыбу из воды на берег выкинуло — дохлая.

    Пищит кулик, ногами семенит.

    Потом прилетели две вороны. Спугнули кулика, а сами рыбу не трогают.

    Видно, уже поели досыта. Как сели на отмель, так и заснули. Сидят, носатые, глаза закрыли. Налетели чайки с криком, с гамом. Стали потрошить эту рыбину. Одна голова осталась.

    Наглотались чайки рыбьего мяса и дальше отправились. А вороны всё спят, не шевелятся.

    Как удачно я выбрал место!

    Тут у речки крутая излучина, и всё, что поверху плывёт, вода выкидывает на берег.

    Пока я тут был, трёх рыб к берегу прибило течением.

    Гляжу — с того берега по камням спускается лиса. Паршивая такая. Шерсть клочьями на боках висит — сбрасывает зимнюю шубу Лиса Патрикеевна.

    Спустилась она к воде, воровато схватила ближнюю рыбу и спряталась с нею за камень.

    Потом опять показалась, облизывается. И вторую рыбу утащила.

    Вдруг лай, вой, визг поднялся: прибежали собаки деревенские да как бросятся с обрыва к воде, к лисице. Видно, учуяли её сверху. Лиса берегом, берегом наверх — и в лес. Собаки за ней.

    Ну и я ушёл. Кого мне тут ждать?

    Ни один зверь теперь не придёт сюда: собачьих следов испугается.

    Снова я пошёл по ручьям и по речкам.

    Видал, как другая лиса рыбу ела — смаковала. Выедала только спинки.

    Ещё крохаля видал большого — с гуся. Он спал среди объедков. До отвалу наглотался рыбы.

    А потом я прилёг и заснул незаметно. Разморило меня. Долго ли спал — не знаю. Только вижу сон: будто делаю я какую-то замечательную вещь, не то самолёт, не то молотилку, а может, и башню какую. По порядку видится сон: сначала работал я, потом устал и тоже лёг спать. Лёг и громко-громко захрапел.

    И потом во сне соображаю:

    «Да как же это так? Ведь я никогда не храплю. Не умею».

    И тут у меня всё как-то спуталось. Уж я наполовину проснулся, а сон продолжаю видеть, что будто лежу и храплю.

    Знаю, что это неправда. Сержусь даже.

    Рассердился, проснулся, открыл глаза. Что за чудо? Храплю. Я даже испугался. Как так? Что такое?

    Потом очнулся… Да нет, это не я храплю… И на храп совсем не похоже.

    Это кто-то рычит неподалёку, фыркает, плещется.

    Поднял я голову. Смотрю — в речке медведь сидит. Здоровенный медведь — старик-камчадал. Вот тебе и сон с храпом!

    А ружья у меня нет. Что делать? Убираться надо подобру-поздорову.

    Начал я осторожно-осторожно отползать от речки… И вдруг задел за какой-то камень. Камень этот покатился и в воду — плюх! Я так и замер. Лежу не дышу и глаза закрыл. Сейчас задерёт меня медведь. Вот выберется на берег, увидит — и конец.

    Долго я лежал, пошелохнуться боялся. Потом слышу: будто всё ладно. Медведь порявкивает на старом месте, ворчит. Неужели он не слышал, как камень плюхнулся в воду?

    Глухой он, что ли?

    Я осмелел и выглянул из-за кустов. А потом присмотрелся немного и совсем страх забыл. Этот медведь тоже рыбу ловил. И до чего чудно!

    Сидит Михайло Иванович по горло в воде, только голова сухая из воды торчит, как пень. Башка у него громадная, мохнатая, с мокрой бородой. Он её то на один бок наклонит, то на другой: рыбу высматривает.

    А вода совсем прозрачная, мне медведя всего видно, как он там орудует лапами, и туловище медвежье вижу.

    К туловищу шерсть прилипла, и тело у медведя кажется не по голове. Головастый он такой получается. Маленький и головастый.

    Сидит этот медведь. И вдруг что-то лапами стал в воде хватать.

    Вижу — достаёт рыбу-горбушу. Прикусил он горбушу и… сел на неё.

    Зачем это он, я думаю, на рыбу-то сел?

    Сел и сидит в воде на рыбе. Да ещё и проверяет лапами: тут ли, под ним ли?

    Вот плывёт мимо вторая рыба, и её медведь поймал. Прикусил и тоже на неё садится. А когда садился, так, конечно, привстал. И первую рыбу течением из-под него утащило. Мне-то сверху всё видно, как эта горбуша покатилась по дну. А медведь как рявкнет! Потерялась рыба. Ах ты! Непонятно ему, бедняге, что такое с его запасом делается, куда он девается. Посидит, посидит, да и пощупает лапой под собой: тут ли рыба, не убежала ли? А как схватит новую, опять я вижу: старая выкатилась из-под него и ищи-свищи!

    Ведь на самом деле обида какая: теряется рыба, и всё тут!

    Долго-долго сидел он на рыбе, ворчал, даже пропустил две рыбины, не решился ловить; я видел, как они проплыли мимо. Потом опять — р-раз! Подцепил лапой горбушу. И опять всё по-старому: нет прежней рыбы.

    Я лежу на берегу, хочется мне посмеяться, а смеяться нельзя. Попробуй-ка посмейся! Тут тебя медведь со злости съест вместе с пуговицами.

    Громадную сонную чавычу натащило на медведя. Сгрёб он её, кладёт под себя…

    Ну, конечно, под ним пусто.

    Тут медведь так обиделся, что и чавычу забыл, заревел во всю мочь, прямо как паровоз. Поднялся на дыбы, лапами бьёт по воде, воду сбивает в пену. Ревёт, захлёбывается.

    Ну уж тут и я не вытерпел. Как прысну! Как захохочу! Услыхал меня медведь, увидал. Стоит в воде, как человек, на двух лапах, и на меня смотрит.

    А мне до того смешно, что я уж ничего не боюсь — хохочу-заливаюсь, руками машу: уходи, мол, дурак, мочи больше нет! Уходи!

    И на моё счастье, верно, так и вышло.

    Рявкнул медведь, вылез из воды, отряхнулся и ушёл в лес.

    А чавычу опять потащило течение.

    © 2000- NIV