• Приглашаем посетить наш сайт
    Хлебников (hlebnikov.lit-info.ru)
  • Свинья.

    Чарушин Е. Птичье озеро: Рассказы. Рис. Никиты Чарушина. - СПб., Акварель, Команда А, 2013.

    Знаешь ли ты, как делают деревянные ложки?

    Вот как.

    Сначала осину или берёзу распилят на коротенькие полешки, потом полешки колют на баклуши, а потом теслом теслят - долбят ямку в ложке. А потом уж острым ножом состругивают лишнее и ровняют.

    Коры и стружки от этой работы получаются прямо горы.

    У меня есть знакомый ложечник Егорыч.

    Егорыч - бобыль. У него никого нет на свете. Живёт он один и каждую весну уходит глубоко в лес. Живёт там в шалаше у озера и стругает свои ложки. Съестное Егорыч в свой шалаш завезёт ещё по снегу зимой, потому что летом по болотам трудно добраться.

    Весной в лесу есть и своя еда - лесная. Весной ёлка цветёт. На еловых лапах растут красные столбики. Их можно есть.

    Бывает сосновый и еловый огурец. Между старой, твёрдой корой и древесиной — слой молодого дерева. Этот слой отдирается пластами. Прозрачный и, верно, хрустит на зубах, как огурчик.

    А у болот растут хвощи. Это такая трава, похожая на ёлочки. В наших краях хвощи зовутся пестами. Потому что хвощ похож на пестик. Он ещё не распустился в ёлочку и торчит из земли столбиком. Эти песты надо собрать, посолить и зажарить в масле на сковороде. Получается очень вкусно. Похоже на печёнку.

    Я охотился в этих лесах и завернул к Егорычу переночевать. Он мне обрадовался, подарил красивую ложку, у которой на черенке была вырезана рыба щука, а сама ложка расписана цветами. Угостил меня чайком да жареными пестами и рассказал мне интересную историю.

    - Вот слушай, — сказал мне Егорыч, когда мы закурили после чаю махорку и разлеглись в шалаше на сенниках. - Нынче весной пришлось мне много сделать ложек. Щепок да стружек осиновых, наверно, воза два я свалил у озера. Я это к тому говорю, что не будь этой стружки, ничего бы не случилось.

    Сижу я как-то вечером в шалаше и стругаю ложки. Хотел закурить, чиркнул спичкой... Вдруг как затрещат сучья в лесу. Видно, какой-то зверь убежал.

    А ночью на рассвете слышу: кто-то ходит. Осторожно ходит у шалаша. То веточка хрустнет, то камушек покатится.

    Ну, думаю, не злой ли человек пришёл, бродяга, а может - медведь?

    Взял я топор в руки и вышел. Никого нет.

    Вторую ночь опять кто-то ходит.

    Чурбашки мокли в корыте. Чурбашки, слышу, застучали и вода заплескалась, а потом на берегу озера зачавкали ноги по сырой земле.

    И всю ночь там кто-то ходил.

    Вот я утром встал раненько и смотрю: на берегу озера следы, ну совсем такие, будто свинья ходила.

    Я хоть и не охотник, но вижу: два копытца есть на каждой ноге. Ну, раз свинья, так свинья, пускай ходит. Только удивительно, думаю, как это свинья зашла так далеко в лес. Ведь от деревни до меня двенадцать километров. Наверно, голодная эта свинья. Надо, думаю, её в сарай на ночь запирать. Волков, правда, у нас нет, но медведь бродит.

    Выстроил загородку и приделал западню: как свинья войдёт в хлев, ступит ногой на доску, тут сзади неё двери и закроются.

    Я положил в этот сарай два ломтя хлеба и поставил корыто с пойлом.

    Ну, думаю, моя сейчас свинья!

    Этой ночью опять свинья бродила вокруг шалаша, опять зачем-то пила горькую воду из корыта, где мокли осиновые чурбашки.

    Ходила свинья вокруг да около, а в сарай и не заглянула.

    Тогда я днём набросал хлеба у сарая, кусочек к кусочку. Сделал хлебную дорожку от корыта до сарая. Сосчитал, так вышло тридцать четыре хлебных кусочка.

    Ну, думаю, уж сейчас-то непременно зайдет свинья в сарай. Будет кусочек за кусочком подбирать и попадётся.

    Наутро смотрю: в сарае никого нет, а кусочков стало меньше — двадцать девять штук.

    Вот ночью слышу: хрустит свинья как раз у окошечка, что-то жуёт.

    Я потихоньку выглянул и вижу: да ведь это не свинья! Это кто-то большеголовый, на длинных ногах, ростом с жеребёнка.

    Пригляделся и узнал: это лосёнок.

    А лосёнок наклонился над колодой с горькой водой и пьёт, причмокивает, потом взял в губы кусок горькой осиновой коры и стал жевать.

    Эх, вот бы мне его поймать!

    Я немного выглянул и стал причмокивать губами, звать его. Потихоньку-потихоньку, чтоб не пугать.

    Насторожил тут уши лосёнок. Посмотрел ко мне в окно да как прыснет в туман. Грязь прямо мне в лицо шлёпнулась, затрещали сучья - и нет никого. Только дыра в тумане осталась, заплывает.

    Но я всё-таки этого лосёнка поймал - не на хлеб, а на осиновую кору, на корыто с осиновым настоем.

    Очень славный был этот лосёнок. Горбоносый, длинноногий, мягкий. Наверно, сиротка. Не иначе - медведь съел его мать или какой-нибудь вредный охотник застрелил матку на мясо.

    Лосёнок научился есть хлеб, и кашу ел, и картошку. А посолишь посолонее — и ест лосёнок пожаднее. Видно, соль ему очень нравилась.

    Вот так мы и жили. Я ложки стругаю, лосёнок кашу ест с солью да горькие стружки сосёт.

    Однажды заглянул я как-то в ларёк, а муки да крупы у меня уж немного. Я и выпустил лосёнка из стойла.

    И что бы вы думали? Лосёнок ко мне в шалаш сам залез. Вот какой стал ручной да ласковый! Пришёл в шалаш и стонет, по-лосиному мычит: ых! ых! ых! Просит соли.

    Так жили мы с лосёнком целое лето.

    А к осени ушёл лосёнок. Видно, в лесу увидел своих, пристал к ним и ушёл.

    © 2000- NIV