• Приглашаем посетить наш сайт
    Успенский (uspenskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "МЕСТО"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D F I L N O P S T V
    Поиск  

    Варианты слова: МЕСТЕ, МЕСТА, МЕСТУ, МЕСТАХ

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 12. Размер: 66кб.
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 6. Размер: 81кб.
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 6. Размер: 30кб.
    4. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина.
    Входимость: 4. Размер: 34кб.
    5. Птичье озеро.
    Входимость: 4. Размер: 8кб.
    6. Вaськa, Бобкa и крольчихa.
    Входимость: 2. Размер: 20кб.
    7. Рябчонок.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    8. Глоцер В.: Мир Евгения Чарушина (рецензия на книгу Э. Кузнецова "Звери и птицы Евгения Чарушина").
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    9. Большие и маленькие.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    10. Медведь-рыбак.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    11. Верный Трой.
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    12. Болтливая сорока.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    13. Как лошадка зверей катала.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    14. Как мальчик Женя научился говорить букву "р".
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    15. На нашем дворе.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    16. Чарушин Евгений Иванович (с сайта biography-peoples.ru)
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    17. Ваня - охотник.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    18. Шейкина С. А.: Литературный календарь. Чарушин Евгений Иванович.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    19. Томка
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    20. "Джунгли" - птичий рай.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    21. Лесной котенок.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    22. Траугот В.: Волшебный мир Чарушиных (династия Чарушиных).
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    23. Кот Епифан.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    24. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    25. Моя первая зоология.
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    26. Самолетики за крышами.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    27. Друзья.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    28. Медвежата.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 12. Размер: 66кб.
    Часть текста: и можно не успеть. Они успели — попали в один из последних эшелонов, везший коллектив Большого драматического театра, по удивительному стечению обстоятельств, в город Киров, то есть в бывшую Вятку, на родину. «Они» это были: Чарушин, его отец Иван Аполлонович, незадолго до того переехавший в Ленинград (а мать давно умерла), жена и сын Никита. Поезд шел семь дней. Сначала — под почти непрекращающуюся бомбежку. Ложились на нары все вместе, кучей, Никиту клали снизу: умирать всем вместе. Но пронесло. После Волхова стало вдруг тихо, и тишина показалась еще страшнее, зловещее. В Кирове первое время — некуда больше было деться, уже наступала зима — приютились у матери Натальи Аркадьевны и жили вшестером в одной комнатенке. Потом отец Юрия Васнецова отдал им под жилье маленькую баньку (сам Васнецов попал в Пермь, эвакуировавшись вместе с родственниками жены). Банька— шесть квадратных метров. От печи — угар, от двери — холод. Морозы были настоящие, вятские — лютые, до сорока градусов. Чарушин навел уют: раздобыл оберточной бумаги, обклеил стены и расписал по трафарету цветами клевера, а Никита нарисовал на печи большую Жар-птицу. Сделали кровать из старой широкой двери, Никита спал на полатях. Позже, когда слегка наладилась жизнь, Чарушина вызвали в Москву по издательским делам. Там он повстречался с Маршаком, и, хотя прошло уже то время, когда отощавшего и изможденного художника кировчане принимали за старика, Маршак пришел в ужас и, как всегда у него было, стал хлопотать. Выяснилось, что Чарушин имел право и на спецпаек, и на жилплощадь, и после возвращения в Киров он был прикреплен к облисполкомовскому магазину и получил две маленькие комнаты на ...
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 6. Размер: 81кб.
    Часть текста: Но ему словно мало было. Почти в то же самое время, в 1929, а потом в 1930 году в печати начали появляться публикации его рассказов, и Чарушин, как вспоминали современники, стал приходить в детскую редакцию Ленгиза не только к Лебедеву, ведавшему художественной частью, но и к Самуилу Яковлевичу Маршаку, ведавшему частью литературной, и просиживал у него в тесной комнате, на знаменитом диванчике, на который можно было сесть, только отодвинув слегка стол. И Лебедев уже начинал хмуриться, посматривая на эти все затягивающиеся литературные сидения. Ревновал? Может быть, и ревновал, но главным было не то. Он убежден был, что художник обязан высказываться исключительно «средствами своего искусства... Он не мог простить Чарушину, что тот еще и пишет рассказы. Значит, он недостаточно одарен в своей области, если его тянет в соседнюю» 17 . Понимая своего ученика как художника (может быть, так, как тот сам себя не понимал), Лебедев оказался нечуток к нему как к человеку. В литературу Чарушина привели не неудовлетворенность собой или недоверие к себе как к художнику, и не жажда славы, и не желание утвердиться и здесь. Не подвижник, не фанатик, не честолюбец, жизнь свою он воспринимал цельно и не в силах был разделять на что-то главное (чему надо посвящать себя целиком) и не главное (без чего можно обойтись). Недаром в одной из своих поздних статей, объясняя ребятам, что такое родина, он писал: «А ведь родина — это и запах сосны и ели, и аромат полей, и поскрипывание...
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 6. Размер: 30кб.
    Часть текста: Традиционный бесплатный хлеб в столовой спасал многих. Одеждой студенты предвосхищали будущих хиппи: шинели, драные полушубки, дамские салопы, кое-как самодеятельно приспособленные к потребностям иной жизни. Экономили на носках, покупая чулки и обрезая и подвертывая их, когда они снашивались. При всем том пытались франтить. Чуть ли не сами шили себе наимоднейшие штаны-гольфы. Из Вятки бабушка слала Чарушину и его друзьям шерстяные носки домашней вязки — пестрые, с петушками, с узорами. С гольфами такие носки выглядели почти элегантно. Самому Чарушину жилось несравненно лучше других. Правда, он еще донашивал штаны, сшитые из суконной скатерти, на которой от влаги начинали проступать споротые узоры. Но зимой он ходил в роскошной пыжиковой шапке и в мохнатой куртке из собачьего меха. Он все время получал из дому посылки с едой, и посылки эти, неизменно упакованные в одинаковые, липового дерева, ящики из-под масла, уничтожались в тот же день при участии набегавших друзей. Уничтожения назывались оргиями, при всем том, что жизнь была самая скромная: пили редко и мало, и посещения любимой пивной «Олень» оказывались пределом разгула. Всегда общительный, интересный людям, вызывающий доверие, Чарушин обрастал друзьями и приятелями. К старому другу...
    4. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина.
    Входимость: 4. Размер: 34кб.
    Часть текста: Случалось, что и в болоте тонули. И восход солнца, и туманы утренние, и как лес просыпается, как птицы запевают, как колеса хрустят по белому мху, как полозья свистят на морозе — все это я с детства полюбил и пережил». Это все вятский край, взрастивший немало художников, а среди них таких, как Аркадий Александрович Рылов и как товарищ Чарушина Юрий Алексеевич Васнецов. Однако природа нигде не бывает дурна (если только она слишком уж не загажена и не изуродована) и везде способна пробудить художника — и в пустыне, и в тундре, и в горах, и в степях. Да и рос-то Чарушин, в конце концов, не в глухой лесной сторожке, под сенью дерев, а в городе, губернском центре, пусть и не из больших, но способном дарить свои собственные, чисто городские впечатления. Правда, Вятка не блистала архитектурными красотами — замечательными ансамблями или хотя бы зданиями. Достопримечательностей всего-то в ней и было, что громадный собор, построенный горемыкой Вит- бергом во время его вятской ссылки. Но город был по-своему хорош. Особенно и общепризнанно с реки: на трех крутых холмах теснились маленькие ярко выкрашенные домики, большей частью деревянные — зеленые, белые, розовые, желтые, с яркими же крышами — зелеными (если крыша железная) и красными (если деревянная); сияли золотые маковки множества церквей. Изнутри Вятка была менее привлекательна, хотя не лишена обаяния. Параллельно реке, которая тоже называлась Вятка, тянулась предлинная улица, переваливаясь с холма на холм, а поперек к реке сбегали другие, тоже неровные, поросшие мягчайшей...
    5. Птичье озеро.
    Входимость: 4. Размер: 8кб.
    Часть текста: Хорошо им: воды много. Вот гуси плывут. Стройные, перо к перу. Шея длинная, голова маленькая. Гогочут, ныряют, только плохо ныряют, просто окунаются. Очень у них мяса много, пера, пуха - вода из них и выпирает вверх. А вот баклан нырнул — это другое дело. Сидел себе, сидел на гнезде, а гнездо у него — просто тумба из воды торчит, и на тумбе куча хворосту. Сидел себе на гнезде — и бух в воду. Поплыл, как морской пароход. Клюв кверху трубой торчит, и волны по воде. А потом —раз! И нет баклана. Смотрю я, смотрю: где-то вынырнет. А он через всё озеро махнул. На самом дальнем конце пароходом плывёт, лысух с пути гонит. Лысухи — водяные куры — гребут, удирают. Головы у них дёргаются, взад-вперёд, взад-вперёд, только лысины мелькают — белые пятна на голове. И вдруг всё озеро полетело. Все птицы с воды снялись. Загалдели гоголи, кряквы, гуси, нырки. Брызги дождём сыплются, крылья свистят. Кто потяжелее, летать не может — пешком по озеру бежит, крыльями по воде хлопает. А кто и ныром за всеми поспевает. Всё озеро облетели птицы и уселись. А две кряковые утки до того разлетались, что взяли да и перемахнули через забор. До свиданья, значит! Через забор, а потом через всю Москву в лес и — прямо в болото камышовое. Небось из какого-нибудь старого зоологического сада не улетели бы. Там все птицы были калеки. Посмотришь, бывало, — у кого обрубок крыла из перьев вылезает, йодом залит, у кого крыло вывернуто — вбок торчит. Тихая там была у птиц жизнь, как ...

    © 2000- NIV