• Приглашаем посетить наш сайт
    Львов Н.А. (lvov.lit-info.ru)
  • Cлово "КНИЖКА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D F I L N O P S T V
    Поиск  

    Варианты слова: КНИЖКИ, КНИЖКУ, КНИЖКЕ, КНИЖЕК

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 21. Размер: 81кб.
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 18. Размер: 66кб.
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 13. Размер: 30кб.
    4. Фоняков И.: По книжке Чарушина бродят бурые медвежата.
    Входимость: 11. Размер: 5кб.
    5. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 9. Размер: 15кб.
    6. Чарушин Евгений Иванович (с сайта biography-peoples.ru)
    Входимость: 6. Размер: 7кб.
    7. Траугот В.: Волшебный мир Чарушиных (династия Чарушиных).
    Входимость: 4. Размер: 10кб.
    8. Ивановская областная библиотека для детей и юношества: Евгений Иванович Чарушин.
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    9. 110 лет со дня рождения Евгения Ивановича Чарушина (100 имен: биографический словарь - 1999).
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    10. Чарушин Евгений Иванович (с сайта funeral-spb.narod.ru).
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    11. Глоцер В.: Мир Евгения Чарушина (рецензия на книгу Э. Кузнецова "Звери и птицы Евгения Чарушина").
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    12. Удивительный почтальон.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    13. Бродский И. А.: Послесловие к книге "Болтливая сорока".
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    14. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Библиография.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    15. Биография, критика
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    16. Большие и маленькие.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    17. Как Никита мне помогал.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    18. "Джунгли" - птичий рай.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    19. Герасимова Д.: Чарушин Е. И. Волшебный мир зверей и птиц.
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    20. Верный Трой.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    21. Болтливая сорока.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    22. Медвежата.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 21. Размер: 81кб.
    Часть текста: и просиживал у него в тесной комнате, на знаменитом диванчике, на который можно было сесть, только отодвинув слегка стол. И Лебедев уже начинал хмуриться, посматривая на эти все затягивающиеся литературные сидения. Ревновал? Может быть, и ревновал, но главным было не то. Он убежден был, что художник обязан высказываться исключительно «средствами своего искусства... Он не мог простить Чарушину, что тот еще и пишет рассказы. Значит, он недостаточно одарен в своей области, если его тянет в соседнюю» 17 . Понимая своего ученика как художника (может быть, так, как тот сам себя не понимал), Лебедев оказался нечуток к нему как к человеку. В литературу Чарушина привели не неудовлетворенность собой или недоверие к себе как к художнику, и не жажда славы, и не желание утвердиться и здесь. Не подвижник, не фанатик, не честолюбец, жизнь свою он воспринимал цельно и не в силах был разделять на что-то главное (чему надо посвящать себя целиком) и не главное (без чего можно обойтись). Недаром в одной из своих поздних статей, объясняя ребятам, что такое родина, он писал: «А ведь родина — это и запах сосны и ели, и аромат полей, и поскрипывание снега под лыжами, и синее морозное небо, и воспоминание о варке ухи на берегу» 18 . Конечно, «главное» было — его труд художника и писателя. И это главное, конечно, отнимало значительную часть его мыслей, чувств и сил. Но и все остальное ему было нужно, ни от чего он не мог отказаться: и охота, и семейные хлопоты, и возня с птицами и зверями, и поездки за город, и проказы с друзьями за праздничным столом, и изобретение странных машин — все, все это давало ему ощущение полнокровности жизни. Творчество не было для него средством к чему-то — от возвышенного «учить», «воспитывать» до житейского «зарабатывать», «выдвигаться», хотя и заработкам, хорошим заработкам признанного...
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 18. Размер: 66кб.
    Часть текста: сатирическую открытку «Фашистский волк». Работа эта была явно не по его возможностям, но во время войны о таких вещах не задумываются. Потом положение стало тревожным, начались бомбежки и обстрелы. После событий под Лугой стало ясно, что уезжать необходимо и можно не успеть. Они успели — попали в один из последних эшелонов, везший коллектив Большого драматического театра, по удивительному стечению обстоятельств, в город Киров, то есть в бывшую Вятку, на родину. «Они» это были: Чарушин, его отец Иван Аполлонович, незадолго до того переехавший в Ленинград (а мать давно умерла), жена и сын Никита. Поезд шел семь дней. Сначала — под почти непрекращающуюся бомбежку. Ложились на нары все вместе, кучей, Никиту клали снизу: умирать всем вместе. Но пронесло. После Волхова стало вдруг тихо, и тишина показалась еще страшнее, зловещее. В Кирове первое время — некуда больше было деться, уже наступала зима — приютились у матери Натальи Аркадьевны и жили вшестером в одной комнатенке. Потом отец Юрия Васнецова отдал им под жилье маленькую баньку (сам Васнецов попал в Пермь, эвакуировавшись вместе с родственниками жены). Банька— шесть квадратных метров. От печи — угар, от двери — холод. Морозы были настоящие, вятские — лютые, до сорока градусов. Чарушин навел уют: раздобыл оберточной бумаги, обклеил стены и расписал по трафарету цветами клевера, а Никита нарисовал на печи большую Жар-птицу. Сделали кровать из старой широкой двери, Никита спал на полатях. Позже, когда слегка наладилась жизнь, Чарушина вызвали в Москву по издательским делам. Там он повстречался с Маршаком, и, хотя прошло уже то время, когда отощавшего и изможденного художника кировчане принимали за старика, Маршак пришел...
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 13. Размер: 30кб.
    Часть текста: было известно по книгам, открыткам, картинкам, рассказам, — все оказывалось на месте и вместе с тем не таким, как представлялось раньше. Студенческая жизнь была трудная, но по молодому энтузиазму переносимая, а в чем-то и увлекательная. Бедные были все, и устрашающе. Традиционный бесплатный хлеб в столовой спасал многих. Одеждой студенты предвосхищали будущих хиппи: шинели, драные полушубки, дамские салопы, кое-как самодеятельно приспособленные к потребностям иной жизни. Экономили на носках, покупая чулки и обрезая и подвертывая их, когда они снашивались. При всем том пытались франтить. Чуть ли не сами шили себе наимоднейшие штаны-гольфы. Из Вятки бабушка слала Чарушину и его друзьям шерстяные носки домашней вязки — пестрые, с петушками, с узорами. С гольфами такие носки выглядели почти элегантно. Самому Чарушину жилось несравненно лучше других. Правда, он еще донашивал штаны, сшитые из суконной скатерти, на которой от влаги начинали проступать споротые узоры. Но зимой он ходил в роскошной пыжиковой шапке и в мохнатой куртке из собачьего меха. Он все время получал из дому посылки с едой, и посылки эти, неизменно упакованные в одинаковые, липового дерева, ящики из-под масла, уничтожались в тот же день при участии набегавших друзей. Уничтожения назывались оргиями, при всем том, что жизнь была самая...
    4. Фоняков И.: По книжке Чарушина бродят бурые медвежата.
    Входимость: 11. Размер: 5кб.
    Часть текста: кто такой Чарушин. Самое имя его казалось юным читателям сказочным: что-то было в нем от волшебства, доброго чародейства. - Если учесть, что Евгений Иванович начал иллюстрировать детские книжки, в том числе и сочиненные им самим, в 1928 году и продолжал заниматься этим вплоть до своей смерти в шестьдесят пятом, можно себе представить, сколько поколений наших сограждан обязаны ему наглядными уроками доброты, наблюдательности, мягкого юмора, - говорит профессор-искусствовед, известный книголюб Игорь Гаврилович Мямлин. - В мое собственное довоенное детство художник Чарушин вошел вместе со своей книжкой "Васька, Бобка и крольчиха" " о том, как уживались в одном доме, дружили и вместе проказничали столь разные существа (нетрудно понять, что Васька - это котенок, а Бобка - щенок). Искусству общежития эта маленькая книжка учила эффективнее, чем многие педагогические трактаты. - Позднее, уже взрослым человеком, вы стали собирать детские книжки, они составили существенную часть вашей коллекции. Почему? - Наши детские книжки тех лет - это целый культурный феномен. Вот одна из них: Е. Чарушин. "Про Томку", рассказы, рисунки автора. Рубрика "Для маленьких", 1988 год. Шестнадцать страниц нехитрых приключений совсем еще юного щенка, обаяние без тени сюсюкания. Формат - чуть больше паспорта. Мягкая обложка, простая бумага. Но тираж - три миллиона! И цена - пять копеек. Если помните, столько стоил тогда билет в городском автобусе. Буквально за копейки вы могли выстроить у себя дома целое собрание произведений великолепных мастеров, посмотреть, как по-разному трактуют они одну и ту же тему. Например, те же звери у Владимира Фаворского философичны, у Юрия Васнецова - сказочны, у Василия Ватагина - почти по-научному достоверны, а у Чарушина они лиричны, нарисованы с...
    5. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 9. Размер: 15кб.
    Часть текста: с подписями и стихи с картинками. Вырастая, человек прочно забывает эти книжки, и лишь немногие из его первых сказок и стихов навсегда остаются для него сказками и стихами. С этим уже ничего не поделаешь - всякие словесные рукоделия, временно исполняющие должность стихов, рассказов и сказок, отмирают очень быстро. Чуть только сыграют они свою скромную роль - объяснят ребенку, отчего и почему идет снег, снабдят его десятком новых слов, - и конец им. Долго живут, долго помнятся только настоящие стихи, сказки и рассказы, вещи с самодовлеющим художественным замыслом, с собственной поэтической задачей. Но эти книги создаются редко. Не всякому, даже и талантливому писателю удается сочетать специфические требования своих маленьких читателей с общими для всей литературы требованиями искусства. Поэтому характеры таких писателей, их склад, их облик кажутся нам особенно интересными. Ведь это их книги раньше всех прочих попадают в руки детей; это они первые вводят в жизнь человека литературу. Евгений Чарушин, художник и писатель, принадлежит именно к этой счастливой категории. Почти все его книги, - а им написано около двадцати книг, - адресованы к самым младшим читателям, к тем, которых правильнее было бы назвать слушателями и зрителями. Область, в которой он работает, самая что ни есть "детская"....

    © 2000- NIV