• Приглашаем посетить наш сайт
    Бунин (bunin.niv.ru)
  • Cлово "ОХОТНИК"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D F I L N O P S T V
    Поиск  

    Варианты слова: ОХОТНИКИ, ОХОТНИКАМИ, ОХОТНИКА, ОХОТНИКОМ

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 13. Размер: 81кб.
    2. Никита - охотник.
    Входимость: 6. Размер: 4кб.
    3. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 6. Размер: 15кб.
    4. Болтливая сорока.
    Входимость: 5. Размер: 8кб.
    5. Ваня - охотник.
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    6. Томка
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    7. Лисята
    Входимость: 3. Размер: 2кб.
    8. Чарушин Евгений Иванович (с сайта funeral-spb.narod.ru).
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    9. Свинья.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    10. Почему Тюпа не ловит птиц.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    11. Художники "Мурзилки". Евгений Чарушин.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    12. Кошка Маруська.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    13. Рассказы для детей
    Входимость: 2. Размер: 5кб.
    14. 110 лет со дня рождения Евгения Ивановича Чарушина (100 имен: биографический словарь - 1999).
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    15. Медвежонок.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    16. Фоняков И.: По книжке Чарушина бродят бурые медвежата.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    17. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 1. Размер: 66кб.
    18. Траугот В.: Волшебный мир Чарушиных (династия Чарушиных).
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    19. Герасимова Д.: Чарушин Е. И. Волшебный мир зверей и птиц.
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    20. Бык Забодай.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    21. Мишки
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    22. Пунька и птицы
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    23. Моя первая зоология.
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    24. Еж.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    25. Медвежата.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 13. Размер: 81кб.
    Часть текста: убежден был, что художник обязан высказываться исключительно «средствами своего искусства... Он не мог простить Чарушину, что тот еще и пишет рассказы. Значит, он недостаточно одарен в своей области, если его тянет в соседнюю» 17 . Понимая своего ученика как художника (может быть, так, как тот сам себя не понимал), Лебедев оказался нечуток к нему как к человеку. В литературу Чарушина привели не неудовлетворенность собой или недоверие к себе как к художнику, и не жажда славы, и не желание утвердиться и здесь. Не подвижник, не фанатик, не честолюбец, жизнь свою он воспринимал цельно и не в силах был разделять на что-то главное (чему надо посвящать себя целиком) и не главное (без чего можно обойтись). Недаром в одной из своих поздних статей, объясняя ребятам, что такое родина, он писал: «А ведь родина — это и запах сосны и ели, и аромат полей, и поскрипывание снега под лыжами, и синее морозное небо, и воспоминание о варке ухи на берегу» 18 . Конечно, «главное» было — его труд художника и писателя. И это главное, конечно, отнимало значительную часть его мыслей, чувств и сил. Но и все остальное ему было нужно, ни от чего он не мог отказаться: и охота, и семейные хлопоты, и возня с птицами и зверями, и поездки за город, и проказы с друзьями за праздничным столом, и изобретение странных машин — все, все это давало ему ощущение...
    2. Никита - охотник.
    Входимость: 6. Размер: 4кб.
    Часть текста: дальше. Полз, полз и на дикого слона наполз. Стоит слон, клыки вперёд выставил и трубит хоботом, как в трубу: «Тру! Трррр-ррр-руууу!» Это, конечно, Никита за него трубил. «Бух, ба-бах!» Убил Никита слона и дальше пополз. Полз, полз и до крокодила дополз. Крокодил зубами лязгает и мычит, как бык. Это Никита от папы узнал, что крокодилы мычат по-коровьи. «Бух, ба-бах!» — убит крокодил. «Бух, ба-бах!» — и змея готова. Всех перестрелял Никита и кричит: — Вот я какой охотник! Никого не боюсь! * * * Летом приехали мы на дачу и пошли гулять. — Ты что же, Никитушка, ружьё с собой не берёшь? — спрашиваю. — Ведь ты же охотник. — Ох, верно, я и забыл! — говорит Никита. Побежал он домой, нашёл своё ружьё под кроватью, надел его через плечо и шагает со мной рядом. Идём мы лугом среди белых ромашек с жёлтенькими пуговками-серединками. С цветов бабочки разноцветные слетают. Кузнечики от нас в стороны скачут. И вдруг видим мы сорочонка. Он совсем такой же, как и большая сорока, — чёрный с белым, только хвост покороче да сам поменьше. Скачет от нас сорочонок по траве, крыльями машет, а летать ещё не умеет. Доскакал до рябинного кустика и затаился в нём. Гляжу, стал Никита-охотник на четвереньки — тоже притаился. Шёпотом спрашивает меня: — Папа! Папа! Можно мне стрелять? — Стреляй, стреляй, — говорю. — Уж раз ты охотник, так можно. И  вот пополз Никита по травке к сорочонку. Долго полз с ружьём в руке. Совсем близко подобрался. Вот прицелился. И вдруг как заорёт во всё горло: — Бух! ...
    3. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 6. Размер: 15кб.
    Часть текста: Вырастая, человек прочно забывает эти книжки, и лишь немногие из его первых сказок и стихов навсегда остаются для него сказками и стихами. С этим уже ничего не поделаешь - всякие словесные рукоделия, временно исполняющие должность стихов, рассказов и сказок, отмирают очень быстро. Чуть только сыграют они свою скромную роль - объяснят ребенку, отчего и почему идет снег, снабдят его десятком новых слов, - и конец им. Долго живут, долго помнятся только настоящие стихи, сказки и рассказы, вещи с самодовлеющим художественным замыслом, с собственной поэтической задачей. Но эти книги создаются редко. Не всякому, даже и талантливому писателю удается сочетать специфические требования своих маленьких читателей с общими для всей литературы требованиями искусства. Поэтому характеры таких писателей, их склад, их облик кажутся нам особенно интересными. Ведь это их книги раньше всех прочих попадают в руки детей; это они первые вводят в жизнь человека литературу. Евгений Чарушин, художник и писатель, принадлежит именно к этой счастливой категории. Почти все его книги, - а им написано около двадцати книг, - адресованы к самым младшим читателям, к тем, которых правильнее было бы назвать слушателями и зрителями. Область, в которой он работает, самая что ни есть "детская". Чарушин пишет главным образом о животных. А книги о животных, как известно, интересуют преимущественно детей да специалистов-ученых. Обыкновенный взрослый человек о животных не читает. Однако же, если взрослый человек откроет книжку Евг. Чарушина для того, чтобы прочесть своему пятилетнему...
    4. Болтливая сорока.
    Входимость: 5. Размер: 8кб.
    Часть текста: – она тут как тут. Птичье гнездо приметит – яйца расклюёт. Птенцов нелётных съест. И зверю несладко от сороки: не даёт сорока укрыться от врагов. Всем рассказывает, где кто прячется. Кричит: Я вижу! Вижу! Вот он где! Зверь от сороки таится. А сорока от него ни на шаг. Куда он, туда и она. Он по полю – сорока над ним стрекочет: Я тебя вижу! Я тебя вижу! Не беги – догоню, Не ешь – отниму! Вот она какая, сорока. Ходит тетёрка по опушке, слушает, поглядывает. Цыплят от врагов бережёт. Ведь цыплёнку каждый зверь – враг. Сорока увидела цыплят, затаилась. Потом поближе подскочила да как кинется сверху вниз – ловить. Квох! Квох! – крикнула тетёрка. - Берегись! Враг! Слетела сорока вниз, а ловить некого – никого не видит. Все спрятались. Прогнала тетёрка сороку, огляделась и опять квохчет: Квох! Квох! Всё в порядке, можно вылетать. Цыплята и вылезли кто откуда – кто из-под шишки, кто из-под ёлки, один из травки, кто из-за бугорка. Сидит медведица на полянке. Порявкивает. Недовольна она, не слушают её мишки. Балуются. Один по луже бьёт лапами – брызги летят! Медвежонку это нравится. Другой на рябине качается, как на качелях. А сорока тут как тут и кричит: Вижу! Вижу! Вы что делаете? Сразу медведица...
    5. Ваня - охотник.
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    Часть текста: - охотник. Ваня - охотник. Каждый вечер, как начнет смеркаться, на зеленое озимое поле из леса выбегает заяц. И выбегает он все в одно и то же место. У дороги, возле ивового куста. Погонит коров домой Ваня, колхозный подпасок, глядит - заяц уж на озими сидит, посматривает во все стороны, поводит ушами. И жует. А Ваня был охотник. Только он еще ни разу никого не убивал. Все-таки это дело трудное. Решил Ваня устроить на зайца засаду. Он взял ружье, зарядил его и залез с ним в ивовый куст, к которому выбегал кормиться заяц. Залез еще днем - пораньше. Сидит Ваня в кусту и ждет зайца. Вот час сидит Ваня, не двигается, а никто из леса не бежит. Вот другой час прошел - нет зайца. Вдруг пошел дождь, такой сильный, крупный, и сразу нахлестало везде воды. По дороге разлились лужи. Вся трава стала сырая. С куста со всех листьев капает, прямо течет струйками. Ваня почти весь до ниточки вымок, а сидит, не шевелится, только дрожит от холода. "Все равно, - думает, - застрелю я этого зайца! Обязательно застрелю! До самой ночи я просижу, а дождусь его. Не провороню!" Наступил вечер. Вот и ночь близко. Темнеет. Не шевелится Ваня, сидит, ждет. И вдруг он слышит: шлеп - плюх... шлеп - плюх... Это кто-то по дороге шлепает ногами по лужам. Заяц пришел! Тут Ване стало даже жарко. Сердце у него в груди заколотилось, руки задрожали. Взглянул он из куста, из-под мокрой веточки, а зайца не видно. И ничего не видно, потому что стало совсем темно. А заяц все ближе да ближе шлепает: шлеп-плюх... шлеп-плюх... шлеп-плюх... Вот уж совсем тут, рядышком. Вот уж рукой можно его достать - только...

    © 2000- NIV