• Приглашаем посетить наш сайт
    Сологуб (sologub.lit-info.ru)
  • Cлово "ДЕЛАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D F I L N O P S T V
    Поиск  

    Варианты слова: ДЕЛАЛ, ДЕЛАЛА, ДЕЛАЕТ, ДЕЛАЮТ

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 22. Размер: 66кб.
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 14. Размер: 81кб.
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 6. Размер: 30кб.
    4. Чарушин Евгений Иванович (с сайта funeral-spb.narod.ru).
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    5. Глоцер В.: Мир Евгения Чарушина (рецензия на книгу Э. Кузнецова "Звери и птицы Евгения Чарушина").
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    6. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина.
    Входимость: 3. Размер: 34кб.
    7. Медведь-рыбак.
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    8. Герасимова Д.: Чарушин Е. И. Волшебный мир зверей и птиц.
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    9. Ивановская областная библиотека для детей и юношества: Евгений Иванович Чарушин.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    10. Захочешь есть - говорить научишься
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    11. Шейкина С. А.: Литературный календарь. Чарушин Евгений Иванович.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    12. Пунька и птицы
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    13. Еж.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    14. Болтливая сорока.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    15. Кабаны.
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    16. Как лошадка зверей катала.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    17. Сорока
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    18. 110 лет со дня рождения Евгения Ивановича Чарушина (100 имен: биографический словарь - 1999).
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    19. Свинья.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    20. Чарушин Евгений Иванович (с сайта biography-peoples.ru)
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    21. Рябчонок.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    22. Военная собака.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    23. Глупый мальчишка.
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    24. Как Томка не показался глупым
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    25. Птичье озеро.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    26. Хитрая мама.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    27. Художники "Мурзилки". Евгений Чарушин.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    28. Мишки
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    29. Кот Епифан.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    30. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    31. Медвежата.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 22. Размер: 66кб.
    Часть текста: начались бомбежки и обстрелы. После событий под Лугой стало ясно, что уезжать необходимо и можно не успеть. Они успели — попали в один из последних эшелонов, везший коллектив Большого драматического театра, по удивительному стечению обстоятельств, в город Киров, то есть в бывшую Вятку, на родину. «Они» это были: Чарушин, его отец Иван Аполлонович, незадолго до того переехавший в Ленинград (а мать давно умерла), жена и сын Никита. Поезд шел семь дней. Сначала — под почти непрекращающуюся бомбежку. Ложились на нары все вместе, кучей, Никиту клали снизу: умирать всем вместе. Но пронесло. После Волхова стало вдруг тихо, и тишина показалась еще страшнее, зловещее. В Кирове первое время — некуда больше было деться, уже наступала зима — приютились у матери Натальи Аркадьевны и жили вшестером в одной комнатенке. Потом отец Юрия Васнецова отдал им под жилье маленькую баньку (сам Васнецов попал в Пермь, эвакуировавшись вместе с родственниками жены). Банька— шесть квадратных метров. От печи — угар, от двери — холод. Морозы были настоящие, вятские — лютые, до сорока градусов. Чарушин навел уют:...
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 14. Размер: 81кб.
    Часть текста: не только к Лебедеву, ведавшему художественной частью, но и к Самуилу Яковлевичу Маршаку, ведавшему частью литературной, и просиживал у него в тесной комнате, на знаменитом диванчике, на который можно было сесть, только отодвинув слегка стол. И Лебедев уже начинал хмуриться, посматривая на эти все затягивающиеся литературные сидения. Ревновал? Может быть, и ревновал, но главным было не то. Он убежден был, что художник обязан высказываться исключительно «средствами своего искусства... Он не мог простить Чарушину, что тот еще и пишет рассказы. Значит, он недостаточно одарен в своей области, если его тянет в соседнюю» 17 . Понимая своего ученика как художника (может быть, так, как тот сам себя не понимал), Лебедев оказался нечуток к нему как к человеку. В литературу Чарушина привели не неудовлетворенность собой или недоверие к себе как к художнику, и не жажда славы, и не желание утвердиться и здесь. Не подвижник, не фанатик, не честолюбец, жизнь свою он воспринимал цельно и не в силах был разделять на что-то главное (чему надо посвящать себя целиком) и не главное (без чего можно обойтись). Недаром в одной из своих поздних статей, объясняя ребятам, что такое родина, он писал: «А ведь родина — это и запах сосны и ели, и аромат полей, и поскрипывание снега под лыжами, и синее морозное небо, и воспоминание о варке ухи на берегу» 18 . Конечно, «главное» было — его труд художника и писателя. И это главное, конечно, отнимало значительную часть его мыслей, чувств и сил. Но и все остальное ему было нужно, ни от чего он не мог отказаться: и охота, и семейные хлопоты, и возня с птицами и ...
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 6. Размер: 30кб.
    Часть текста: позади. Новое — Петроград, малолюдный и мрачноватый, город, выметенный метлой революции, гражданской войны, голода и разрухи, город с торцовыми мостовыми и барками вдоль набережных, город с длинными, уходящими за горизонт проспектами и высоченными домищами, теснящимися друг к другу одной сплошной стеной. В нем узнавалось и не узнавалось все, что раньше было известно по книгам, открыткам, картинкам, рассказам, — все оказывалось на месте и вместе с тем не таким, как представлялось раньше. Студенческая жизнь была трудная, но по молодому энтузиазму переносимая, а в чем-то и увлекательная. Бедные были все, и устрашающе. Традиционный бесплатный хлеб в столовой спасал многих. Одеждой студенты предвосхищали будущих хиппи: шинели, драные полушубки, дамские салопы, кое-как самодеятельно приспособленные к потребностям иной жизни. Экономили на носках, покупая чулки и обрезая и подвертывая их, когда они снашивались. При всем том пытались франтить. Чуть ли не сами шили себе наимоднейшие штаны-гольфы. Из Вятки бабушка слала Чарушину и его друзьям шерстяные носки домашней вязки — пестрые, с петушками, с узорами. С гольфами такие носки выглядели почти элегантно. Самому ...
    4. Чарушин Евгений Иванович (с сайта funeral-spb.narod.ru).
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    Часть текста: пургу и осеннюю непогоду. И волки за нами гнались, и въезжали мы на токовище тетеревов, и глухарей вспугивали с вершин сосен. И восход солнца, и туманы утренние, и как лес просыпается, как птицы запевают, как колёса хрустят по белому мху, как полозья свистят на морозе - всё это я с детства полюбил и пережил". В формировании характера мальчика огромную роль сыграла его мама, Любовь Александровна (урождённая Тихомирова). "Моя мать, - вспоминал Евгений Иванович, - садовод-любитель. Копаясь в своем садике, она делала прямо чудеса. Конечно, я принимал участие в ее работе. Вместе с ней ходил в лес собирать семена цветов, выкапывать разные растения, чтобы их "одомашнить" в своем саду, вместе с ней выкармливал уток и тетеревов, и моя мать, очень любящая все живое, передала мне эту любовь. Цыплята, поросята и индюшата, с которыми всегда было много хлопот; козы, кролики, голуби, цесарка с перебитым крылом, которое мы лечили; ближайший мой приятель - трехногий пес Бобка; война с котами, съедавшими моих крольчат, ловля певчих птиц - чижей, щеглов, свиристелей и голубей. Вот со всем этим связано мое раннее детство, к этому обращаются мои воспоминания". Он часто ездил с отцом по области, проводил время с бывалыми охотниками, лесниками, умельцами-кустарями. Будущий писатель хранил в памяти их шутки, смешные байки и народные сказки. Видел быт простых людей и впитывал в себя все своеобразие и прелесть живого народного языка. Живой натуры для юного художника вполне хватало. Она была повсюду. "Были у нас кошки, банки с рыбками, птицы в клетках. На окнах заросли цветов - любимое дело матери. Бобка - трёхногий калека-пёс, лежал всегда на лестнице. Все об него спотыкались и бранились. Я же ласкал его и часто рассказывал ему о своих детских огорчениях. Шести ...
    5. Глоцер В.: Мир Евгения Чарушина (рецензия на книгу Э. Кузнецова "Звери и птицы Евгения Чарушина").
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    Часть текста: ибо в нем мастер прославился. «Анималистика <...>, — пишет автор, — давно существовала в искусстве, но как некий прикладной, ремесленный жанр, и отношение к ней было традиционно снисходительным. Некоторые большие мастера хорошо рисовали животных (хотя и не все), но никто из них не делал и никогда не сделал бы это основным занятием. Живописцы второго и даже не второго, а третьего ряда — да, а еще добросовестные рисовальщики картинок для научных книг и атласов. Но Чарушин, хотел работать на уровне подлинного искусства...» Высота обозначена. Теперь предстоит сказать, чего же достиг художник. Размышляя о двух его книжках-картинках 1929 года — «Вольные птицы» и «Разные звери», — Э. Кузнецов говорит: «У Чарушина <...> каждая (без исключения!) картинка прежде всего произведение искусства — и мы так на нее смотрим, а уже потом воздаем должное точности художника. <...> Каждая картинка не похожа на другую, в каждой свой собственный эмоциональный мотив — определенный характер в определенном состоянии. <...> „Олени” — одна фигура почти, но не буквально, повторяет другую, создавая ритм плавного и ровного, ничем не смущаемого бега слева сверху —...

    © 2000- NIV