• Приглашаем посетить наш сайт
    Чернышевский (chernyshevskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "СКАЗАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D F I L N O P S T V
    Поиск  

    Варианты слова: СКАЗАЛ, СКАЖЕМ, СКАЗАЛИ, СКАЗАНО

    1. Глоцер В.: Мир Евгения Чарушина (рецензия на книгу Э. Кузнецова "Звери и птицы Евгения Чарушина").
    Входимость: 14. Размер: 12кб.
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 10. Размер: 81кб.
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 9. Размер: 30кб.
    4. Как мальчик Женя научился говорить букву "р".
    Входимость: 7. Размер: 3кб.
    5. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 6. Размер: 66кб.
    6. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина.
    Входимость: 5. Размер: 34кб.
    7. Чарушин Евгений Иванович (с сайта funeral-spb.narod.ru).
    Входимость: 3. Размер: 19кб.
    8. Захочешь есть - говорить научишься
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    9. Герасимова Д.: Чарушин Е. И. Волшебный мир зверей и птиц.
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    10. Медвежата.
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    11. Яша.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    12. Яшка.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    13. Фоняков И.: По книжке Чарушина бродят бурые медвежата.
    Входимость: 2. Размер: 5кб.
    14. Воробей.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    15. Траугот В.: Волшебный мир Чарушиных (династия Чарушиных).
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    16. Верный Трой.
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    17. Мишки
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    18. Удивительный почтальон.
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    19. Про зайчат.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    20. Свинья.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    21. Чарушин Евгений Иванович (с сайта biography-peoples.ru)
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    22. Евгений Чарушин (с сайта peoples.ru)
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    23. Военная собака.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    24. Медведь-рыбак.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    25. "Джунгли" - птичий рай.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    26. Хитрая мама.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    27. Никита-доктор
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    28. Зоосад.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    29. Страшный рассказ.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    30. Кот Епифан.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    31. Габбе Т.: Евгений Чарушин.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    32. Друзья.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    33. Кабаны.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Глоцер В.: Мир Евгения Чарушина (рецензия на книгу Э. Кузнецова "Звери и птицы Евгения Чарушина").
    Входимость: 14. Размер: 12кб.
    Часть текста: Похоже, что Э. Кузнецову, автору книги «Звери и птицы Евгения Чарушина» (М.: Сов. художник, 1983), подобная трудность незнакома. С легкостью и, я бы сказал, с известным артистизмом он выявляет индивидуальность мастера. Вначале, конечно, он должен сказать вообще об анималистике как о жанре, ибо в нем мастер прославился. «Анималистика <...>, — пишет автор, — давно существовала в искусстве, но как некий прикладной, ремесленный жанр, и отношение к ней было традиционно снисходительным. Некоторые большие мастера хорошо рисовали животных (хотя и не все), но никто из них не делал и никогда не сделал бы это основным занятием. Живописцы второго и даже не второго, а третьего ряда — да, а еще добросовестные рисовальщики картинок для научных книг и атласов. Но Чарушин, хотел работать на уровне подлинного искусства...» Высота обозначена. Теперь предстоит сказать, чего же достиг художник. Размышляя о двух его книжках-картинках 1929 года — «Вольные птицы» и «Разные звери», — Э. Кузнецов говорит: «У Чарушина <...> каждая (без исключения!) картинка прежде всего произведение искусства — и мы так на нее смотрим, а уже потом воздаем должное точности художника. <...> Каждая картинка не похожа на другую, в каждой свой собственный эмоциональный мотив — определенный характер в определенном состоянии. <...> „Олени” — одна фигура почти, но не буквально, повторяет другую, создавая ритм плавного и ровного, ничем не смущаемого бега слева сверху — направо вниз, и ощущение характерной шаркающей походки. „Кабаны” — сходное движение двух фигур по диагонали, но оно затруднено, утяжелено пластикой зверей да еще перебито мелкими пестрыми фигурками поросят. „Медведь” — тяжелая статичность: большая туша развернута симметрично и фронтально (маленькие глазки уперлись в зрителя) и плотно сидит на...
    2. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 3.
    Входимость: 10. Размер: 81кб.
    Часть текста: Ревновал? Может быть, и ревновал, но главным было не то. Он убежден был, что художник обязан высказываться исключительно «средствами своего искусства... Он не мог простить Чарушину, что тот еще и пишет рассказы. Значит, он недостаточно одарен в своей области, если его тянет в соседнюю» 17 . Понимая своего ученика как художника (может быть, так, как тот сам себя не понимал), Лебедев оказался нечуток к нему как к человеку. В литературу Чарушина привели не неудовлетворенность собой или недоверие к себе как к художнику, и не жажда славы, и не желание утвердиться и здесь. Не подвижник, не фанатик, не честолюбец, жизнь свою он воспринимал цельно и не в силах был разделять на что-то главное (чему надо посвящать себя целиком) и не главное (без чего можно обойтись). Недаром в одной из своих поздних статей, объясняя ребятам, что такое родина, он писал: «А ведь родина — это и запах сосны и ели, и аромат полей, и поскрипывание снега под лыжами, и синее морозное небо, и воспоминание о варке ухи на берегу» 18 . Конечно, «главное» было — его труд художника и писателя. И это главное, конечно, отнимало значительную часть его мыслей, чувств и сил. Но и все остальное ему было нужно, ни от чего он не мог отказаться: и охота, и семейные хлопоты, и возня с птицами и зверями, и поездки за город, и проказы с друзьями за праздничным столом, и изобретение странных машин — все, все это давало ему ощущение полнокровности жизни. Творчество не было для него средством к чему-то — от возвышенного «учить», «воспитывать» до житейского «зарабатывать», «выдвигаться», хотя и заработкам, хорошим заработкам признанного мастера он был рад и известностью наслаждался искренне. Творчество было для него потребностью, частью его существа и существования. И желание писать возникло у него от нормального желания поделиться с другими тем, что ему...
    3. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 2.
    Входимость: 9. Размер: 30кб.
    Часть текста: предвосхищали будущих хиппи: шинели, драные полушубки, дамские салопы, кое-как самодеятельно приспособленные к потребностям иной жизни. Экономили на носках, покупая чулки и обрезая и подвертывая их, когда они снашивались. При всем том пытались франтить. Чуть ли не сами шили себе наимоднейшие штаны-гольфы. Из Вятки бабушка слала Чарушину и его друзьям шерстяные носки домашней вязки — пестрые, с петушками, с узорами. С гольфами такие носки выглядели почти элегантно. Самому Чарушину жилось несравненно лучше других. Правда, он еще донашивал штаны, сшитые из суконной скатерти, на которой от влаги начинали проступать споротые узоры. Но зимой он ходил в роскошной пыжиковой шапке и в мохнатой куртке из собачьего меха. Он все время получал из дому посылки с едой, и посылки эти, неизменно упакованные в одинаковые, липового дерева, ящики из-под масла, уничтожались в тот же день при участии набегавших друзей. Уничтожения назывались оргиями, при всем том, что жизнь была самая скромная: пили редко и мало, и посещения любимой пивной «Олень» оказывались пределом разгула. Всегда общительный, интересный людям, вызывающий доверие, Чарушин обрастал друзьями и приятелями. К старому другу Васнецову...
    4. Как мальчик Женя научился говорить букву "р".
    Входимость: 7. Размер: 3кб.
    Часть текста: Как мальчик Женя научился говорить букву "р". Как мальчик Женя научился говорить букву "р". Мальчик Женя не умел говорить букву "р". Ему говорят: - Ну-ка, Женя, скажи: "пароход". А он говорит: "палоход". - Скажи: "таракан". А Женя говорит: "талакан". - Скажи: "рыба". А он говорит: "лыба". Все ребята во дворе над ним смеялись. Вот Женя однажды играл с ребятами, сказал тоже что-то неправильное. И ребята стали его дразнить. Тогда Женя обиделся и залез на крышу. Там на дворе стоял маленький домик, невысокая баня. Лежит Женя на банной крыше и тихонько плачет. Вдруг на забор прилетела ворона и здорово так каркнула: - Крррааа!.. Женя тоже каркнул - только получилось: "клллааа". А ворона посмотрела на него, наклонила набок голову, прищёлкнула клювом и давай выговаривать на разные лады: - Каррр, краа, кррр, ррра, ррра. У Жени получается: "клавла, кллл, клклкл". Полчаса кричал Женя по-вороньи, язык во рту в разные места ставил и дул изо всех сил. У него и язык устал, и губы распухли. И вдруг так хорошо у него получилось. - Крррррррраааа! Так хорошо "ррр" получается, словно куча камней по камушкам в разные стороны раскатывается: "ррррр". Обрадовался Женя и полез с крыши. Торопится, лезет и всё время каркает, чтобы не забыть, как "р" выговаривается. Лез, лез и свалился с крыши, да крыша-то банная, баня невысокая, и в куст смородины он упал - не ушибся. Встал Женя, побежал к ребятам, смеётся, радуется и кричит: - Я "рры" научился говорить! - А ну, - говорят ребята, - скажи нам что-нибудь. Женя думал, думал и сказал: - Паверрррррр. Это Женя хотел сказать "Павел", да спутал. Вот как обрадовался! 1946 г.
    5. Кузнецов Э.: Звери и птицы Евгения Чарушина. Часть 4.
    Входимость: 6. Размер: 66кб.
    Часть текста: Они успели — попали в один из последних эшелонов, везший коллектив Большого драматического театра, по удивительному стечению обстоятельств, в город Киров, то есть в бывшую Вятку, на родину. «Они» это были: Чарушин, его отец Иван Аполлонович, незадолго до того переехавший в Ленинград (а мать давно умерла), жена и сын Никита. Поезд шел семь дней. Сначала — под почти непрекращающуюся бомбежку. Ложились на нары все вместе, кучей, Никиту клали снизу: умирать всем вместе. Но пронесло. После Волхова стало вдруг тихо, и тишина показалась еще страшнее, зловещее. В Кирове первое время — некуда больше было деться, уже наступала зима — приютились у матери Натальи Аркадьевны и жили вшестером в одной комнатенке. Потом отец Юрия Васнецова отдал им под жилье маленькую баньку (сам Васнецов попал в Пермь, эвакуировавшись вместе с родственниками жены). Банька— шесть квадратных метров. От печи — угар, от двери — холод. Морозы были настоящие, вятские — лютые, до сорока градусов. Чарушин навел уют: раздобыл оберточной бумаги, обклеил стены и расписал по трафарету цветами клевера, а Никита нарисовал на печи большую Жар-птицу. Сделали кровать из старой широкой двери, Никита спал на полатях. Позже, когда слегка наладилась жизнь, Чарушина вызвали в Москву по издательским делам. Там он повстречался с Маршаком, и, хотя прошло уже то время, когда отощавшего и изможденного художника кировчане принимали за старика, Маршак пришел в ужас и, как всегда у него было, стал хлопотать. Выяснилось, что Чарушин имел право и на спецпаек, и на жилплощадь, и после возвращения в Киров он был прикреплен к облисполкомовскому магазину и получил две маленькие комнаты на улице Карла Маркса, недалеко от Театральной площади. Правда, хозяева остались в проходной комнате, но Чарушин раздобыл фанеру и сам выгородил узенький коридорчик для прохода....

    © 2000- NIV